Новости Архангельска, Работа в Архангельске, скидки и акции в Архангельске

Используя данный сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник входа на сайт; с какого сайта или рекламы; язык ОС и браузера; URL открываемых на сайте страниц, движение курсора, нажатие элементов интерфейса; ip адрес) в целях работы сайта, ретаргетинга, сбора и анализа статистики. В случае несогласиия, покиньте сайт.

Согласен

Новый директор архангельского водоканала рассказал о планах по спасению предприятия и перспективах его развития

Категория: Интервью

20160219 143326 051 039 b original

В интервью гезете «Архангельск - город воинской славы» новый директор архангельского МУП "Водоканал" Эдуард Юрьевич Смелов рассказал о текущей ситуации на предприятии и на полном серьёзе поделился планами развития.

– Эдуард Юрьевич, у вас большой опыт работы в этой сфере?

– Непосредственно в сфере водоснабжения и водоотведения опыт небольшой, всего полтора года. Но зато довольно солидный опыт в сфере энергетики: я работал в компании «Комплексные энергетические системы», возглавлял в Кирове ТГК-5, трудился в «Росэнергоатоме». Сейчас принял приглашение руководства области и города приехать в Архангельск, где передо мной поставлена задача номер один – привлечь инвесторов и вытащить из убыточного состояния стратегически важное для города муниципальное предприятие, провести реконструкцию систем водоснабжения и водоотведения. Есть и ряд подзадач, в частности собрать все водохозяйство в единое целое. Сегодня островные территории выделены от «Водоканала» в отдельное муниципальное предприятие «Водоочистка», а конечная цель – чтобы все сети обслуживались одним предприятием. Возможно, в свое время отделение дальних и островных сетей было тактически верным ходом, но в дальнейшем, когда «Водоканал» будет нормально функционировать, целесообразно все это объединить обратно.

– То есть в ближайшее время серьезных реорганизаций не будет?

– Ближайшее время – это всего лишь полгода-год. После того как мы актуализируем инвестиционную программу, запустим механизм проведения конкурса на выбор концессионера и выберем его, будем решать задачу по присоединению к предприятию очистных сооружений Соломбальского ЦБК. Сегодня ЦБК, в чьем ведении находятся очистные, банкрот. Мы ведем переговоры с его кредиторами, чтобы правильно сформировать лот на торги, потому что объект нужно выкупать в комплексе – вместе с подъездными железнодорожными путями, по которым подво-зится хлор, с электросетями. Конечная цель, повторюсь, чтобы через год-два в одних руках оказался весь комплекс водоснабжения и водоотведения города, включая острова.

– А в чем заключается ваша непосредственная функция? Вас сюда «сослали» из Москвы как опытного менеджера?

– Кстати, не первый раз слышу это «сослали». Я бы не стал воспринимать Архангельск как место ссылки. Ни про Архангельск, ни про свою родину – Иркутск я не могу сказать, что это место ссылки, хотя туда еще двести лет назад декабристов ссылали. Я сюда не сослан, а приглашен для реализации вышеуказанных задач в качестве человека, у которого есть реальный опыт формирования инвестиционных программ и привлечения инвесторов под реализацию этих программ.

– То, что вы пришли сюда из «Росводоканала», означает, что именно это предприятие рассматривается в качестве инвестора?

– Это немного неверная информация. Из «Росводоканала» я ушел в начале декабря, и приглашение сюда было абсолютно автономным. Хотя, на мой взгляд, «Росводоканал» – один из абсолютно реальных и профессиональных претендентов на концессионера. Но помимо него есть еще РКС – «Российские коммунальные системы», тоже давно функционирующее предприятие, которое специализируется как раз на реконструкции и модернизации коммунальных предприятий. Буквально два года назад появилась сильная команда – управляющая компания «Лидер». Они выиграли крупный конкурс, став концессионером в Волгограде, где инвестиционная программа более 30 миллиардов. Это крупный игрок с хорошим финансовым ресурсом.

– А им зачем это нужно – брать наш насквозь убыточный «Водоканал»?

– Это их бизнес. У них всех хорошая команда профессионалов, и там, где они работают, результаты говорят сами за себя. Архангельскому «Водоканалу» еще расти и расти до таких показателей. РКС, например, замечательно провели реконструкцию очистных в Перми, а качество исходной воды в Каме, пожалуй, еще хуже, чем в Северной Двине. «Росводоканал» навел порядок в Тюмени, а река Тура – одна из самых загрязненных в стране, туда все заводы Свердловской области отходы сливают. 
Что касается убыточности нашего «Водоканала», на это есть как объективные, так и субъективные причины. Понимаю, что можно сослаться на недофинансированность или недостаточность тарифа, но невозможно объяснить огромные потери воды – у нас более 50 процентов очищенной воды, поданной с очистных сооружений в город, теряется, не доходя до потребителя. Причина – самовольное потребление и утечки. Уменьши мы потери всего на 15 процентов – предприятие уже станет безубыточным. Но наша скорость ликвидации аварий на водопроводных сетях – одна из важнейших причин этих потерь. Мы сегодня имеем выявленные, но неустраняемые месяцами, а то и годами утечки. Объясняют это тем, что, дескать, не наши сети. Да, сети не наши, но вода-то утекает наша. Поэтому сегодня есть четкое понимание муниципальной власти, что в концессию мы должны передать все сети, буквально всего города. У нас не может быть так называемых бесхозяйных сетей – они все должны быть приняты на баланс города, а затем переданы оператору. У нас есть брошенные сети и коммуникации обанкротившихся предприятий, например, насосная станция после банкротства 2-го лесозавода оказалась ничьей; большое количество старых ведомственных сетей предприятий Минобороны, которые сегодня никем не обслуживаются. Такого быть не должно.
Эта чересполосица, разобщенность в сетевом хозяйстве и приводит к большим потерям. Да, по закону мы вроде бы и не можем ремонтировать «не наши» сети, но в результате больше всего от этого «Водоканал» же и теряет, несет убытки. Поэтому надо объединять усилия и оперативно передавать все сети на баланс муниципалитета, чтобы мы могли обслуживать весь город.

– Что, на ваш взгляд, еще нужно скорректировать в работе предприятия?

– Первое, что бросилось в глаза, – «Водоканал» сегодня работает в режиме пожарной команды. Мы только успеваем считать аварии на сетях, а в идеале должны их упреждать. Не ездить и экстренно устранять подпоры на канализационных сетях, а промывать эти сети наперед, чтобы подпоров в принципе не было. А у нас на это времени нет, потому что количество аварий больше, чем аварийных бригад. Такого не должно быть. Вчера у нас работало 12 бригад на водопроводных сетях, а количество аварий – 41. Но при этом оно еще сократилось – неделей раньше их было 56. Мы неплохо поработали, за неделю устранили 26 аварий, но добавилось 11 новых. Тем не менее динамика по сокращению аварий уже налицо. Мы увеличили количество бригад на авариях, вывели на линию, отремонтировав, практически всю технику. Вот когда удастся сократить до разумного уровня количество текущих аварий, ликвидировав их, переключимся на профилактику. Думаю, через месяц-два ситуация должна нормализоваться. Я здесь еще меньше месяца, но чем дальше, тем у меня больше оптимизма. Вижу, что многие вопросы решаемы, ситуация небезвыходная.

– А как это сделать? Ведь замкнутый круг – надо менять старые сгнившие трубы, а на замену денег в бюджете нет...

– Вот это главная ошибка – циклическая ссылка: денег нет, потому что трубы рвет, а трубы рвет, потому что денег нет. Это не метод работы. Как только мы справимся с количеством существующих аварий, начнем плановые замены. Должна быть рабочая программа, в рамках которой запланирован как текущий, так и капитальный ремонт, перекладка участков труб. По факту же сейчас мы занимаемся только аварийными работами.

– Еще одна набившая оскомину тема – кредит ЕБРР и кольцевой водовод, который должен быть построен на эти деньги.

– Честно скажу, пока я эту тему еще не раскопал, времени было мало. Но обязательно проверю, вплоть до реального тщательного обследования. К этой теме мы еще вернемся, обещаю. Потому что, если мы хотим довести до конца данный проект, надо понять – что было сделано и в каком состоянии сейчас. Очень хочется надеяться, что то, что задекларировано по документам, имеет место быть в реальности.

– Эдуард Юрьевич, для рядового обывателя само определение концессии не очень-то понятно. В двух словах, что за зверь такой?

– Концессия – это очень хорошая форма государственно-частного партнерства, где четко прописаны обязательства всех сторон: частный оператор берет в управление муниципальное имущество. При этом имущество остается в собственности государства, не приватизируется и не передается в аренду, то есть государство в лице муниципалитета сохраняет за собой контроль за всем имуществом «Водоканала». Суть концессионного соглашения, которое заключается по результатам конкурса, в последующем улучшении деятельности предприятия. Задаются определенные параметры: уровень аварийности на каждый километр сети, потери воды в сетях, затраты электроэнергии на доставку воды и отведение стоков. И по условиям конкурса для концессионера определены показатели эффективности – чего он должен добиться за период своего хозяйствования. В частности, тот же уровень потерь, который сегодня у нас 50 процентов, должен быть на уровне максимум 14–16 процентов. То есть количество потерь и потребляемой энергии должно уменьшаться, а качество воды, наоборот, повышаться. У муниципалитета остается контроль за предприятием, за деятельностью концессионера. Если взятые обязательства не исполняются, соглашение расторгается. И после окончания срока концессии все имущество, в том числе и вновь построенное оператором, возвращается в казну. Концессия напрямую увязана как с конкретными производственными показателями, так и с инвестиционной программой модернизации и развития «Водоканала». Наша инвестпрограмма не так велика – меньше 10 миллиардов рублей, но она нуждается в доработке, так как сегодня в ней заложены мероприятия только по сетям, там нет мероприятий по очистным Соломбальского ЦБК, по подкачивающим станциям и КНС.

– Любого горожанина волнует прежде всего качество воды и чтобы цена на нее если и повышалась, то в разумных пределах. О качестве воды вы сказали: ее улучшение заключено в рамках концессионного соглашения. А что будет с тарифами? Слухи ходят самые разные, что, мол, вода у нас будет на вес золота...

– Лучший аргумент подобным паникерам – посмотреть на существующую практику. Архангельск же далеко не первый, кто пошел по этому пути. Все города, в которых работают частные операторы – миллионники Пермь, Самара, Омск, Воронеж, Волгоград, региональные центры Оренбург, Тверь, Киров, Петрозаводск, – уже давно провели реконструкции, построили новые очистные и теперь занимаются плановой прокладкой сетей. И динамика роста тарифов у них абсолютно одинакова с городами, где функционируют муниципальные «Водоканалы»: Петербург, тот же Архангельск. Мы же все в одном законодательном поле. Тарифы в любом случае будет контролировать областное агентство по тарифам. 

– То, что сегодня «Водоканал» объявлен банкротом, не срывает ваши планы?

– Выйти из процедуры банкротства на сегодняшний день – первоочередная задача. Пока введено внешнее наблюдение, ни о какой концессии речь идти не может. Есть два пути. Первый: сейчас мы оспариваем введение процедуры банкротства в апелляционной инстанции Арбитражного суда. Второй путь: подписание мировых соглашений с кредиторами на погашение задолженности, мы уже ведем переговоры, чтобы достичь приемлемых условий. Надо понимать, что банкротство «Водоканала» невыгодно самим кредиторам: приватизировать и продать его имущество нельзя, это стратегическое предприятие. То есть ведется параллельная работа – с одной стороны мы ищем концессионера, с другой – договариваемся кредиторами. Банкротство очень сильно мешает текущей деятельности предприятия: полтора месяца техника не могла выехать на ликвидацию аварий и устранение подпоров, потому что не было денег на бензин. Выручили областные энергетики, купили бензин – вспомнили бартер 90-х. На прошлой неделе мы стояли под угрозой того, что кончались химреагенты, запас оставался на две недели. Сейчас ситуацию удалось нормализовать, но подобное положение грозит коллапсом всему городу. Так что, сами понимаете, необходимо как можно быстрее разрешить вопрос снятия банкротства, принимаем для этого все усилия.

– Эдуард Юрьевич, а вы в Архангельске впервые?

– Лет десять назад приезжал на пару дней на чемпионат мира по хоккею, за это время, конечно, город сильно изменился. Согласен, есть некий хаос в застройке, но сейчас налицо изменение ситуации в лучшую сторону: курс новой власти взят на целенаправленное развитие с комплексным освоением территории, с учетом интересов города. Вообще, здесь очень хороший человеческий климат. А погодным климатом меня, как сибиряка, не напугаешь.

Источник: arhcity.ru