Новости Архангельска, Работа Архангельска, Недвижимость Архангельска

Архангельск одевается в камень

Категория: История Архангельска

Gost dvor original

В эпоху Архангельска-деревянного город часто менял свой вид. Причиной этого были опустошительные пожары, превращавшие в пепел деревянные постройки. До Октябрьской революции Архангельск выгорал около двадцати раз. Поэтому от времени основания города в нем не осталось ни одного здания, ни одной деревянной чурки — все унес огонь...

Первый большой пожар произошел в 1611 году. В огне сгорели на посаде слободы стрелецкая, пушкарская, жилецкая и частично затинная. Посадские разбрелись по деревням.

Пожар 1611 года открыл серию «огненных запалений». Очередное несчастье обрушилось на город в 1636 году — сгорели Михайло-Архангельский монастырь, участок крепостной стены и много казенных и частных домов, включая воеводский двор. Чтобы разрядить скученность построек, пришлось вывести монастырь за посад в Нячеры, как назывался район между нынешней улицей Урицкого и железнодорожным мостом.

В 1647 году в море деревянных построек появилась первая в Архангельске «каменная палатка» для государевой «зелейной казны». Пороховой амбар, отличавшийся архитектурой сугубо утилитарного сооружения, построили московские стрельцы и столичные мастера.

Между тем Вулкан, как называла древнеримская мифология бога огня, продолжал свирепствовать. Безжалостный пожар 1667 года дотла уничтожил гостиные дворы. В 1669 году пламя выжгло до почвы крепость с правительственными зданиями, государевыми житницами, лавками и амбарами. Без крепости и гостиных дворов Архангельск стал похож на большую деревню.

Истребительные пожары 60-х годов вынудили правительство перейти к огнестойкому каменному строительству. Первоначально планировалось возвести из камня и кирпича кремль и гостиные дворы, в первую очередь дворы. Но в дальнейшем в целях экономии крепость решили восстановить в деревянном исполнении, а каменные гостиные дворы сделать с башнями и зубцами по стенам, чтобы они могли выполнять, кроме торговых, и оборонительные функции.

В 1672 году на прежнем «городовом» участке выстроили деревянную крепость со стенами вышиной в три сажени, с двумя воротами и девятью восьмиугольными башнями. В окружности крепость имела 395 саженей. Башни были вооружены артиллерией. В крепостном арсенале хранился неприкосновенный запас пороха. В 1683 году его было 1000 пудов, в том числе пушечного 684 пуда.

В 1668 году на месте сгоревших начали строить каменные гостиные дворы между современными улицами Воскресенской и Свободы. Главные финансовые затраты возложили на девять торговых городов: Вологду, Каргополь, Устюг, Сольвычегодск, Чаронду, Вагу, Вятку, Кевролу и Мезень. Производство основных строительных материалов организовали на месте: кирпич делали в Кузнечихе и Нячерах, бутовый камень ломали и известь обжигали в Орлецах, бревна заготовляли в окрестных лесах и водой доставляли на строительную площадку.

Сложнее обстояло дело с каменщиками, которых в Архангельске не нашлось. Их в количестве 112 человек должны были прислать Вологда, Ростов, Ярославль, Переславль-Залесский, Белоозеро, Кострома и другие города, освоившие каменное строительство. Такого количества специалистов было явно недостаточно, многие из них к тому же не прибыли на стройку. Так, в 1670 году не явились в Архангельск 48 каменщиков. Как выяснилось, одни из них «померли, а иные... от хлебной скудности все разбежались неведомо где». Правительство применяло суровые меры по отношению к «нетчикам»: приказывало ловить, наказывать и направлять в Архангельск, а «жен их и детей метать в тюрьму до нашего великого государя указу».

Одновременно приняты были энергичные меры к обучению каменному делу добровольцев из числа местных жителей. В 1671 году на стройку прибыли 69 приписных специалистов, 29 каменщиков прислали северные монастыри Сийский и Николо-Корельский, да 39 горожан и холмогорцев стали обучаться новой профессии. В 1673 году в Архангельске трудились 82 опытных каменщика, 27 вольнонаемных мастеров и 103 ученика. При этом вместе с каменщиками ежедневно работало от 200 до 450 подсобников, взятых по вольному найму. Работа была тяжелая, заработная плата мизерная. Квалифицированный каменщик получал в день 6—8 денег (деньга — полкопейки), разнорабочий — 5—6 денег. Измученные непосильным трудом, валились от усталости приезжие люди, разбегались местные работные.

По городам и селам Поморья разносился клич биричей, сзывавший охочих людей (добровольцев) из числа тех, кому «каменное дело за обычай» и поденщиков подряжаться «вольною ценою» на стройку, кипевшую на двинской набережной. Как не похожа была северная окраина государства на великорусский центр! Там господствовали порядки Соборного уложения 1649 года, крестьяне были крещеной собственностью помещиков. А Север был классическим районом свободного (черносошного) крестьянства. Мужик не носил здесь крепостного ошейника. Он оформлялся на работу по найму и получал на руки заработную плату.

Строительством гостиных дворов руководил талантливый московский архитектор Дмитрий Михайлович Старцев. Скупые на комплименты официальные документы характеризуют его как человека, который «в каменном деле силу знает». За свои труды Д. М. Старцев получал «поденного корму» по 8—10 денег. Прибыв в Архангельск в 1671 году, он исправил ошибки своего предшественника Матиса Анцына и руководил грандиозной всероссийской стройкой до ее завершения.
Строительство гостиных дворов закончилось в 1684 году — к 100-летию основания Архангельска. По архивным материалам «сия крепость... имела вид продолговатого четвероугольника... длиною с речной стороны 202 и с восточной 185, шириною от полуденной стороны 100 и от полуночной 98, а всего содержала в окружности 585 сажен, была о двух этажах с башнями по углам, и две по середине на западной и восточной сторонах; разделялась во внутренности на три части стенами, из которых верхняя часть называлась русским гостиным двором, а нижняя, по течению реки Двины, немецким гостиным двором, в коем верхние палаты на набережном фасе занимала портовая таможня, и некоторые находились под клажею купецкою... Средняя же часть между теми гостиными дворами, на набережную сторону, с бойницами и башнями, именовалась крепостная».

Стало быть, гостиные дворы состояли из трех частей, окруженных общей двухэтажной стеной. Центральная часть называлась каменным городом, или крепостью, южная — русским, северная — немецким гостиным двором. Все три секции сообщались между собой внутренними входами, и каждая из них имела проезжие ворота к берегу по западному фасаду. В стенах дворов размещались торговые, складские и жилые помещения. В общей сложности их было более двухсот. Крепость этих помещений не имела. В лицевой части немецкого двора находилась таможня.

Весь комплекс сооружений имел шесть башен с различным количеством ярусов огненного боя. Четыре круглые стояли по углам здания и назывались «наугольными». Они выступали за линию стен, что давало возможность фланговым огнем перекрывать подступы к дворам со всех сторон. Собственно крепость имела всего лишь две башни. Одна из них четырехгранная «раскатная» Орловская являлась, как выражаются специалисты, архитектурной доминантой всего сооружения. Самая высокая (со шпилем высота башни достигала 40 метров), оформленная нарядным декором, Орловская башня находилась в центре двинской набережной над главными проезжими воротами. На «моховой стороне» возвышалась противостоящая ей башня с проезжими воротами, которые вели в слободы. На вооружении боевых башен крепости имелись пушки и пищали. В крепостной стене были прорезаны бойницы.

Архангельские гостиные дворы имели величественный вид. Внушительные и изящные, монументальные и легкие, они покоряли красотой силуэта, симметрией и совершенством пропорций. Гигант былых времен символизировал собой высокий уровень развития русской архитектуры, строительного искусства и изумительное мастерство народных умельцев-градодельцев. Дворы совмещали в себе характерные черты крепостной, монастырской и гражданской архитектуры XVII века. Сооружение почиталось за крепость и вместе с тем было самым большим гостиным двором Русского государства того времени. Здесь производился оптовый торг с «заморьем», то есть странами Западной Европы. Соединяя в себе торговый центр с кремлем, гостиные дворы подняли авторитет Архангельска во внутренней и международной торговле и надежно защищали город от всяких военных случайностей.

Изменив архитектурно-художественный вид Архангельска, гостиные дворы сыграли и определяющую роль в дальнейшем формировании архитектурного облика города. Их градообразующее значение сказалось в том, что отныне к гостиным дворам привязывались дороги и улицы, к ним лепились госу-дарственные здания и «обывательские строения». Город разрастался.

Характерной особенностью застройки Архангельска явилось расположение домов и улиц вдоль реки. К концу XVII века город вытянулся в длину на 5—6 километров и достиг на севере Кузнечихи. А в ширину он не превышал 700—750 метров. Поперечные улицы просматривались: с набережной Двины был виден противоположный конец улицы, обрывавшейся возле безбрежного торфяного пустыря.

Строительство гостиных дворов явилось для северян своеобразной школой каменного зодчества. В конце XVII века разворачивается первый тур культового каменного строительства: возводится кирпичная соборная церковь Михайло-Архангельского монастыря, закладываются Рождественская и Воскресенская церкви.

Остатки гостиных дворов, этого совершенно уникального творения ума и рук человеческих, сохранились до наших дней (дом № 86 по набережной Северной Двины). Составлен проект реконструкции здания. Предусматривается использовать его как музейное помещение.